Кто приватизирует страну: у Зеленского должны ответить на один из ключевых вопросов
Кто приватизирует страну: у Зеленского должны ответить на один из ключевых вопросов

Когда Владимир Путин в первый раз сел в президентское кресло – он ввел систему доплат. Неофициальных – чиновникам. Задача была проста: отженить бюрократический аппарат от олигархов, пишет Павел Казарин специально для "Крым.Реалии"

Путин первого срока продавал себя избирателю как человека, способного "навести порядок". Боролся с мятежной Чечней. Лишал олигархов доступа к медиаресурсам. Восстанавливал управляемость и контролируемость. Государство было слабым игроком – а Путин намеревался сделать его сильным. Вполне логичный шаг для человека, который следующие двадцать лет проведет во главе государственной вертикали.

Система доплат была нужна ему для решения этой задачи. В противном случае он был бы обречен на саботаж. Чиновника танцует тот, кто ему платит. Если ты не заполняешь вакуум – это делает кто-то еще.

Это правило универсальное. Украина не исключение.

Читайте также: Портников: Україна наздоганяє путінську Росію

Мы два десятилетия живем в пространстве тотального лицемерия. Обыватель хочет, чтобы чиновники жили на прожиточный минимум. Политики боятся поднимать зарплаты в госсекторе. Депутаты делают вид, будто живут на одну зарплату. Хотя система неофициальных доплат существовала всегда. Деньги в конвертах получали большинство из тех, кто в силу должности мог торговать своей лояльностью. Исключения были – но, как и всегда, они лишь подтверждали правило.

Бюрократия принадлежит тому, кто ей платит. И речь сейчас не только о депутатском корпусе. Речь о сотнях чиновников по всей стране, которые должны "имплементировать", "создавать" и "обеспечивать". Они делали вид, что живут на официальную зарплату. Мы делали вид, что верим в это. Любая попытка платить "рыночные" деньги приводила к "кейсу Коболева". Когда о зарплате главы "Нафтогаза" не говорил лишь ленивый.

Смена власти поменяла фамилии – но не правила игры.

Владимир Зеленский может заставить парламент проголосовать за что угодно. Может отменять неприкосновенность, концентрировать силовые полномочия, расставлять на ключевых должностях доверенных людей. Но ключевой вопрос останется прежним: а кто будет платить чиновникам?

Есть несколько вариантов.

Первый. Власть волевым решением поднимает зарплаты. Делает госслужбу привлекательной для тех, кто не хочет брать взятки. Объясняет избирателю, что несколько тысяч долларов – это адекватная компенсация для чиновника среднего уровня. Получает право на то, чтобы говорить о реальном изменении правил игры. Попутно – несет имиджевые издержки.

Читайте также: Волошина: Голосування щодо недоторканності не має жодного практичного сенсу, це – сигнал

Второй. Власть сохраняет систему доплат в конвертах. Выстраивает схемы в госкомпаниях, на таможне или в налоговой – без которых невозможно обеспечить нужное количество "кэша". Или договаривается с финансово-промышленными группами о совместном управлении госаппаратом.

Третий. Власть не делает ничего. Позволяет олигархам и дальше приватизировать госаппарат. Борется со следствиями, а не с причиной. Ритуально арестовывает коррупционеров, на место которых неизбежно приходят другие коррупционеры. Эта ситуация неизбежна – финансовая подушка безопасности, позволяющая не оглядываться на официальную зарплату, есть далеко не у всех, кто готов сегодня инвестировать свои знания и опыт в отладку госмашины.

Любые законопроекты новой власти не отменят зарплатный вопрос. Потому что именно от него зависит то, кто, в конечном счете, приватизирует страну.

Варианта три. Финансово-промышленные группы. Персональная вертикаль Владимира Зеленского. Или общество – если новая власть наберется смелости сломать систему тотального лицемерия.

И если мы не увидим решения – это будет значить, что оно уже принято.

uainfo․org rss
1 months ago
Lignoom.com © 2019